prof_afv

Categories:

Вакцины против COVID-19. “Operation Warp Speed”

Наверное многих заглавие этого поста озадачит. Речь идет о чрезвычайно амбициозной американской программе «ускорения» (знакомое словечко!) разработки вакцин против COVID-19 и лечения этого заболевания. Об этой программе я уже писал (см. здесь: https://prof-afv.livejournal.com/16164.html). С тех пор у неё появилось броское название - “Operation Warp Speed”. С operation понятно, но почему warp speed? Прямое значение слова warp - изгиб, деформации чего-то, по сравнению с первоначальной формой (например, деформация деревянных изделий от перепадов влажности); в переносном смысле warp может означать аномалию, нарушение общепринятых правил. Но почему warp speed? Вроде неплохо знаю английский, даже слово warp знал, хотя и пассивно, но warp speed без помощи Google не осилил. А ведь это словосочетание понятно каждому кто вырос в США, потому что Star Trek здесь смотрели все и все знают, что это скорость, превышающая скорость света (все ли знают, что это невозможно?). Фанаты Star Trek есть по всему миру. Признаюсь, я к ним не принадлежу. На этом «лирическое отступление» закончу. Итак, operation warp speed, в переносном смысле, это беспрецедентно быстрая операция. Возвращаюсь к вакцинам. 

Клиническое испытание вакцины-кандидата фирмы Moderna (см здесь: https://prof-afv.livejournal.com/23067.html) это часть “Operation Warp Speed”. Помимо Moderna в этой программе принимают участие еще две крупные фармакологические компании - AstraZeneca (совместно с Университетом Оксфорда) и Johnson & Johnson. У AstraZeneca вакцина-кандидат базируется на платформе «нереплицирующийся аденовирусный вектор на основе аденовируса шимпанзе». Это разработка Университета Оксфорда. Заявленный бюджет этой вакцины-кандидата  около 1.3 миллиарда долларов. Вакцина-кандидат компании Johnson & Johnson базируется на платформе «нереплицирующийся аденовирусный вектор на основе аденовируса человека 26-го типа». Это та же платформа, на основе которой сделана вакцина-кандидат в Институте им. Гамалея в Москве. Заявленный бюджет вакцины-кандидата Johnson & Johnson 456 миллионов долларов.

Структура и принципы организации клинических испытаний у всех участников “Operation Warp Speed” будут унифицированы. Поэтому можно ожидать, что клинические испытания этих вакцин-кандидатов также будут проводиться на очень больших группах добровольцев. Все эти клинические испытания, формально обозначены как Фаза 3, но фактически они являются так-называемыми «адаптивными» испытаниями. Это новый тип клинических испытаний,  который приобретает всё большую популярность. Суть адаптивного формата состоит в том, что испытуемые группы, которые в клинических испытаниях принято называть «плечами», отслеживаются в «режиме реального времени»  и в зависимости от промежуточных результатов в ход испытания вносятся коррективы. Например, если в каком-то плече испытания регистрируется заметное «отклонение» (скажем, меньшее количество случаев COVID-19, что свидетельствует о повышенной вероятности протективного эффекта), в это плечо добавляется больше испытуемых. Адаптивное клиническое испытание в теории позволяет быстрее определить есть ли протективный эффект у вакцин-кандидатов и если есть, в каком плече он наибольший. По такому же принципу испытания «адаптируются» к побочным эффектам – если в каком то плече испытания их частота или тяжесть начинают существенно превышать то, что наблюдается в других плечах, добавление испытуемых в это плечо замедляется или останавливается.

У некоторых, возможно, возникает вопрос – как можно добавлять испытуемых в группы, если испытание уже началось? Дело в том, что формирование группы в клинических испытаниях большого масштаба (а здесь речь идёт о десятках тысяч испытуемых) это не одномоментное действие и довольно длительный процесс, который происходит в различных местах и координируется из центра испытаний. Представляете насколько сложна организация и логистики таких испытаний – необходимо ежедневно рекрутировать испытуемых, оценивать их «пригодность» для участия в испытаниях, случайным образом определять в то или иное плечо испытания, проводить иммунизацию вакциной-кандидатом или плацебо, обеспечивать регулярное наблюдение за испытуемыми на предмет побочных эффектов и проявлений заболевания, регулярно собирать от них мазки из носа, образцы крови и других биологических жидкостей,  обеспечивая их адекватное хранение и исследование. Всё это должен координировать центр испытания на протяжении многих месяцев. Фантастически сложная задача!

Ещё одной важнейшей особенностью программы “Operation Warp Speed” является создание лабораторий, которые по единым методикам будут проводить тестирование собранных материалов на наличие разных типов антител, РНК, живого вируса, различных субпопуляций Т-клеток и другие параметры оценки иммунных ответов, вирусной нагрузки и т.д. На моей памяти такое случится впервые – продукты различных компаний будут корректно сравнены «бок-в-бок». Разговоры о «коммерческой тайне», которые всегда блокировали подобные сравнения, приостанавливаются. Впрочем, поживем-увидем...

В отношении российских вакцин-кандидатов, судя по сообщениям в СМИ, сделано несколько препаратов, готовых для Фазы 1 и 2 клинических испытаний. Несомненно, это успех. Особенно, если сравнить финансовые и прочие ресурсы и производственные мощности, доступные  российским разработчикам и крупнейшим фармакологическим компаниям. В отношении дальнейших планов пока  много пиара, но мало конкретики. В том, что озвучено, не просматривается ни схемы проведения Фазы 3 (может стоит попробовать формат адаптивных испытаний?), ни признаков координации планируемых испытаний, в том смысле, чтобы обеспечить сравнение различных российских вакцин-кандидатов «бок-в-бок». 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened