prof_afv

Category:

Исследование москвичей на антитела против SARS-CoV-2. Предварительные результаты после 4-х этапов

Сегодня (10-7-2020) на сайте Мосгорздрава опубликованы результаты четвертого и всех предшествующих этапов массового исследование москвичей на антитела против SARS-CoV-2 (оригинал здесь: https://mosgorzdrav.ru/uploads/imperavi/ru-RU/study_of_population_immunity.pdf )

Проделана огромная работа – исследовано порядка 50, 90, 80 и 90 тысяч человек на 1, 2, 3 и 4 этапах, соответственно.  Начну с основных опубликованных данных:

Частота антитело-положительности (IgG антитела). Разбивка по округам и этапам

Средние значения антитело-положительности (IgG антитела) на 3 и 4 этапах по округам, наложенные на карту

Что же значат полученные данные? Интерпретация на сайте Мосгорздрава – антитело-положительность на IgG антитела означает наличие иммунитета - если быть строго научным, преждевременна. И дело не только в том, что пока не доказано, что наличие антител против SARS-CoV-2 (в том числе и самых «крутых» - способных нейтрализовать вирус in vitro) защищает от повторного заражения. Впрочем, пока неизвестно, вырабатывается ли в принципе иммунитет, независимо от того, чем он опосредован (антителами, Т-клетками, или механизмами врождённого «тренированного» иммунитета). Эти сложности интерпретации носят фундаментальный характер – пока просто знаний недостаточно. 

Но есть и более прозаичные вещи, которые затрудняют интерпретацию этих данных. Пока не хватает важных научных деталей, «мелочей». Но бес, как известно, кроется в мелочах. Упомяну лишь некоторые их них (этот список не исчерпывающий).

1. Насколько случайны выборки? Наверняка не все, кого отобрали случайным образом, прошли обследование. Но снизило ли это репрезентативность выборок? На мой взгляд, если распределения по полу и возрасту в выборках близко (в пределах допустимой статистической ошибки) к таковым у населения Москвы (округов), то для целей данного исследования выборки могут считаться случайными. Но так это или нет, можно решить только располагая соответствующими данными. Пока они не обнародованы.

2. Любой показатель определяемый в выборке максимально информативен только в «связке» с доверительным интервалом. Иными словами, мало знать среднюю величину (скажем, 21,7%), нужно ещё знать границы доверительного интервала (21,7% +/- Х), которые зависят от размера выборки. Пересчитать все данные в такой форме очень легко. И необходимо. Когда это сделано, становится понятнее насколько статистически значимы различия между группами (например, поэтапная динамика показателей).

3. Важнейший вопрос — какие именно антитела тестировали? Это, главным образом, определяется антигеном, использованным в тест-системе. Как правило это антигены S, RBD (фрагмент S), или NP. Но знать название использованного антигена недостаточно, так как «поведение» одноименных антигенов, «сделанных» с помощью различных методов, не идентично. В конечном итоге, важны диагностическая специфичность и чувствительность использованного метода. Но при этом нельзя полностью полагаться на данные производителей тест-систем. По хорошему, эти параметры должны быть определены независимо. В любом случае, диагностическая специфичность и чувствительность в реальности не бывают 100%. Поэтому, в данные по частоте положительных результатов должны быть внесены поправки, учитывающие отклонение чувствительности и специфичности от 100%. Пока этого не сделано.

4. Могут или не могут антитела защитить от повторного инфицирования пока точно не известно, но если могут, то наиболее вероятно, что эти антитела должны быть способными нейтрализовать вирус in vitro. Метод использованный для исследования москвичей на анти-SARS-CoV-2 (один из вариантов твердофазного иммуноферментного анализа) не позволяет определить вирус-нейтрализующую активность антител. Для этого необходимы другие методы. Были ли исследованы положительные образцы на наличие вирус-нейтрализующих антител? Если да, насколько высокой оказалась корреляция между результатами этих двух тестов (иммуноферментного и реакции нейтрализации). Если коэффициент корреляции высокий, то шансы на то, что результаты исследования отражают уровень «иммунной прослойки» возрастают.

5. Позволяло ли исследование оценить долю бессимптомных случаев? И если да, каков был алгоритм отделения «истинно бессимптомных» от «пред-симптомных»?

6. Ещё один важный вопрос: проводилось ли наблюдение в динамике за уровнем антител у тех, у кого они были обнаружены, скажем, на первом этапе? Эта информация крайне важна, в том числе и в контексте разработки вакцин.

Есть много других «деталей», которые необходимо уточнить, чтобы извлечь из полученных данных максимум информации. Но делать это надо в строго научном формате. Для тех, кому интересно более конкретно, что это такое, советую почитать статью с описанием аналогичного испанского исследованию (оригинал статьи здесь: https://www.thelancet.com/journals/lancet/article/PIIS0140-6736(20)31483-5/fulltext).

Надеюсь, что и научная публикация данных московского сероэпидемиологического исследования не за горами. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened