prof_afv

Categories:

ЛЕЧЕНИЕ COVID-19 ПЛАЗМОЙ КРОВИ ВЫЗДОРОВЕВШИХ. СТАРЫЙ КОНЬ БОРОЗДЫ НЕ ИСПОРТИТ?

Начну издалека. Первая Нобелевская Премия по медицине была присуждена в 1901 году. Её лауреатом стал немецкий микробиолог Эмиль фон Беринг, один из основателей и микробиологии и иммунологии (кстати, рождён он был просто Берингом, а титул — приставка «фон» — ему был присвоен за выдающиеся научные достижения). Премия была присуждена фон Берингу за разработку метода лечения дифтерии (в то время дифтерия была основной причиной смертности у детей).  Суть этого метода, используя современный язык, сводилась к нейтрализации дифтерийного токсина антителами против него. Антитела эти, которые Беринг назвал «антитоксином», он получал иммунизируя токсином лошадей. История создания антитоксина очень интересна. Она полна драматических деталей, особенно, в взаимоотношениях трёх гениев микробиологии — Эмиля фон Беринга, Поля Эрлиха и Роберта Коха. Советую почитать об этом. Даже фильм есть. Не помню название. Но пост не о прошлом, а о настоящем. Открытие фон Беринга дало начало терапевтическому применение антител при инфекционных заболеваниях, источником которых являлась кровь выздоровевших пациентов. Этот метод широко использовался в «эпоху до антибиотиков», но с развитием противомикробной химиотерапии почти исчез из медицинской практики (правда, антитоксин Беринга, в осовремененном варианте, и сейчас используется для лечения дифтерии; к счастью, последняя теперь редко встречается — спасибо вакцине). Но эпидемия COVID-19 заставила вспомнить этот почти забытый метод, который научным языком называется «пассивная иммунотерапия» антителами реконвалесцентов (выздоровевших больных).

Суть метода предельно проста — при выздоровлении у больных вырабатываются защитные антитела. После выздоровления, используя аферез, от выздоровевших, без ущерба для их здоровья, можно собрать довольно большое количество плазмы крови, содержащей антитела, способные нейтрализовать SARS-CoV-2. Эту плазму, разумеется после специальных проверок на безопасность, можно вводить внутривенно больным  (самый простой вариант) или выделить из нее фракцию иммуноглобулинов и вводить этот концентрированный препарат (технология приготовления иммуноглобулина хорошо известна, но это потребует некоторого времени на налаживание производства). Есть два препятствия. Первое — нужно много плазмы, следовательно много доноров-реконвалесцентов. В Китае, а теперь и в Европе и США, они есть. Второе —  самое важное, лечение должно быть эффективно, хоть в какой-то степени. С доказательством этого пока проблемы. Ещё с конца января в СМИ циркулируют слухи о чудодейственном эффекте такой терапии в Китае и даже в Италии (плазму реконвалесцентов туда привезли китайские доктора). Но это неподтвержденные слухи. Научных публикаций на эту тему пока нет. Но в США предпринимаются экстренные шаги, направленные на апробацию лечения плазмой реконвалесцентов. FDA - американское агенство, регулирующее использование в США лекарственных препаратов и лабораторных методов диагностики, беспрецедентно быстро дало разрешение на клинические испытания. Сразу три таких клинических испытания начнутся в ближайшие дни в Нью Йорке, в городе в котором уже десятки тысяч человек заражены SARS-CoV-2, и есть уже сотни выздоровевших.

Есть немало научных и технических вопросов, связанных с этим старомодным методом лечения. Но у него есть одно неоспоримое преимущество — технически это просто и может быть внедрёно в кратчайшие сроки.  Лишь бы он работал! А это скоро станет ясно по результатам клинических испытаний в Китае, США, наверное и в Европе. Игнорировать эту возможность нельзя. Нужно готовиться. А это значит собирать плазму у выздоровевших, исследовать содержание вирус-нейтрализующих антител в индивидуальных образцах и пока замораживать.  Надеюсь это уже делается.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened