prof_afv

Categories:

Нобелевская премия 2020 по медицине. Часть 1

Признаюсь, к Нобелевским премиям по медицине я не испытываю супер пиетета. Количество действительно выдающихся научных достижений, на мой взгляд, явно недостаточно для ежегодного присуждения премии. Открытия, за которые она присуждается, далеко не равноценны по «научному калибру». Да и относятся они к настолько разным областям, что сравнивать их уровень порой невозможно. Некоторые из оговорённых в завещании Нобеля условий мне кажутся устаревшими и несправедливыми. Скажем,  условие «не больше трёх лауреатов» оставило «за бортом» немало учёных, заслуживающих премию в неменьшей степени, чем получившие её лауреаты. Да и само официальное название премии «по физиологии и медицине» сейчас звучит архаично. Наконец, Нобелевский Комитет для меня, и думаю я не одинок, не является инкарнацией Высшей Научной Мудрости. Правда, политическая мотивация при присуждении Нобелевских премий по науке минимальна, чего не скажешь о прочих Нобелевских премиях, которых, кстати, в завещании Нобеля нет. Но, как бы там ни было, так сложилось, что Нобелевская премия стала, выражаясь современным языком, самым «раскрученным» призом за научные достижения и, несомненно, лауреаты научных Нобелевских премий это всегда крупные учёные. Что касается Нобелевской премии этого года, то открытие вируса гепатита С, на мой взгляд, её более чем заслуживает. Лауреатами стали  Майкл Хоутон (Michael Houghton), Харви Альтер (Harvey Alter) и Чарльз Райс (Charles M. Rice).  Жаль, что из-за правила «не больше трёх» премию не получили Qui-Lim Choo и George Kuo, также сыгравшие очень важную роль в идентификации вируса гепатита С и создании первых диагностических систем на этот вирус. 

Нужно сказать, что отношения между сегодняшними лауреатами не были безоблачными. Даже суды случались. Возможно, это одна из причин, почему Нобелевскую премию долго не присуждали. Но есть и другая причина (это только мои догадки, не более). Дело в том, что в идентификации гепатита С, как отдельного заболевания и HCV, как его возбудителя, огромную роль сыграли эксперименты на шимпанзе. Впоследствии, под давлением защитников животных, они были полностью запрещены. Против этого запрета активно выступал «старейшина» этой группы лауреатов – Харви Альтер (Harvey Alter). В эпоху «политкорректности» подобная позиция, скажем так, не приветствуется. Но пора уже от «вокруг да около» перейти к сути.

Коротко о вирусах гепатита

Гепатит это воспаление печени. У этого воспаления могут быть разные причины, не обязательно вирусные. Более того, не все вирусы, поражающие, в числе прочего, печень, относят к вирусам гепатита. Вирусами гепатита называют те вирусы, основным «направлением» болезнетворного действия которых является воспалительное поражение печени (что не исключает некоторых вне-печёночных эффектов). В настоящее время известны пять «безоговорочных» вирусов гепатита человека (A, B, C, D, E) и ещё несколько «подозреваемых» вирусов, клиническое значение которых минимально, если вообще имеет место. Эти вирусы относятся к различным семействам, даже тип геномной нуклеиновой кислоты (ДНК или РНК) не один и тот же. Общее о них только одно – «нацеленность» на печень.  

Гепатит А (ранее у нас его называли болезнью Боткина) и гепатит E это болезни «грязных рук» и «грязной воды». Они вызываются вирусами HAV и HEV. Эти вирусы вызывают только острый гепатит и к последней Нобелевской премии отношения не имеют. 

Гепатиты B, D и С передаются с кровью. Их вызывают вирусы HBV, HDV и HСV, соответственно. Эти заболевания, в отличие от гепатитов А и E, могут быть хроническими. Особенно часто это наблюдается при гепатите С. Вирус гепатита D (HDV) особенный. Он не может размножаться и передаваться без HBV и одна и та же вакцина (из антигена HBV) эффективна против обоих вирусов. В принципе HDV это редкость (относительная). 

Хронические гепатиты B и С  приводят к циррозу печени, а на фоне цирроза значительно возрастают шансы развития рака печени. Так что оба, HBV и HСV, онкогенны. Правда, для реализации их онкогенного потенциала необходимы многие годы, даже десятилетия. Против HBV есть хорошая вакцина, но с медикаментозным лечением гепатита В успехи так себе. А против HСV вакцины нет (боюсь, не скоро появится), а вот с медикаментозным лечением гепатита С успехи поразительные.

Немного истории

Один из сегодняшних лауреатов - Харви Альтер имеет прямое отношение и к открытию HBV и к открытию HCV. Кстати, за открытие HBV также была присуждена Нобелевская премия по медицине (в 1976г), но тогда ему не повезло, хотя он и был вторым автором первой публикации на эту тему. У меня есть соблазн рассказать о том, как был открыт HBV (это очень интересная история), но продолжу «фокусировку» на гепатите С и HCV. Когда здесь дело дошло до Нобеля не дать премию Харви Альтеру уж никак было нельзя. Хотя и не он идентифицировал вирус, но без его исследований открытие HCV было бы невозможным. 

К середине 1970-х  было известно два вируса гепатита – HAV и HBV и имелись надёжные методы диагностики каждого из них. В это время Харви Альтер стал руководителем лаборатории NIH, которая занималась гепатитами, развивающимися после переливаний крови (пост-трансфузионными гепатитами). В своей первой работе на этом поприще Альтер показал, что HAV к пост-трансфузионному гепатиту никакого отношения не имеет, а HBV ответственен только за часть случаев этого типа гепатита  (приблизительно половину). Альтер постулировал, что «необъяснённый» пост-трансфузионный гепатит, который он, не мудрствуя лукаво, назвал гепатитом ни-А, ни-В (non-A, non-B hepatitis), вызывается особым вирусом. Засучив рукава, он принялся за поиски этого вируса. Довольно быстро ему удалось выйти на правильную тропу - заразить гепатитом ни-А, ни-В шимпанзе. Заражая шимпанзе и перевивая гепатит ни-А, ни-В на них, Альтер установил многие свойства этого таинственного вируса (маленький размер, наличие липидной оболочки, большое антигенное разнообразие, возможность нейтрализации антителами). Но от «пленения» вирус неизменно ускользал. Его не удавалось культивировать in vitro, обнаружить с помощью электронного микроскопа и других, доступных в то время методов идентификации вирусов. С 1975 по 1989гг. единственным работающим инструментом была модель на шимпанзе. В ходе сложнейшей работы (шимпанзе не мышки!) были получены образцы крови шимпанзе, предположительно, содержащие большое количество искомого вируса, которые Альтер передавал в другие лаборатории (из одного из таких образцов в конечном итоге и был «изолирован» вирус). Параллельно Альтер собрал уникальную коллекцию образцов сывороток людей и шимпанзе, о каждом из которых он знал есть ли в нём или нет «агент ни-А, ни-В» или антитела к нему. Образцы этой коллекции были зашифрованы. Код знал только Альтер. Шли годы, разные исследователи, многие из которых работали с материалами, полученными от Альтера, объявляли об открытии «вируса гепатита ни-А, ни-В». Верификация этих открытий проводилась с помощью зашифрованной коллекции Альтера. Все эти открытия (не менее 20) были закрыты – никто не мог правильно «расшифровать» статус образцов. Но однажды, в 1989 году, Альтеру позвонил George Kuo (один из тех, кто Нобелевскую премию не получил) и сказал, что он думает, что «агент ни-А, ни-В» у них в руках и они могут определять антитела против этого агента. Не питая особых надежд, Альтер отправил зашифрованные образцы, положительные и отрицательные на антитела. Какого же было его удивление и восторг, когда он проверил результаты слепого тестирования, полученные из этой лаборатории. Среди положительных образцов все, кроме двух, были идентифицированы правильно, а среди отрицательных образцов правильно были идентифицированы все. Команда, которая правильно вскрыла «код Альтера», работала в крупнейшей биотехнологической компании Chiron. Её руководителем был Майкл Хоутон (Michael Houghton), а его ключевыми сотрудниками были Qui-Lim Choo и George Kuo. С ними сотрудничал Чарльз Райс (Charles M. Rice), который тогда работал в CDC. Это был момент истины. Вскоре «агент ни-А, ни-В» получил своё нынешнее имя – Hepatitis C Virus (HCV).

Как же им удалось сделать то, что столько лет не удавалось Альтеру? То, как они это сделали было революцией в медицинской вирусологии. Но об этом в следующем посте.

(с) Проф_АФВ

P.S. Часть 2 здесь: https://prof-afv.livejournal.com/45549.html

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened